Полная версия

Денисов: "Локомотив помог мне, но сердцем я всегда в Питере"

17 мая, 18:06 | футбол

Полузащитник московского Локомотива Игорь Денисов высказался на тему возможности возвращения в Зенит.

"Была ли у меня возможность вернуться в Зенит? Попытки – были. Возможностей – нет. Сейчас меня принял Локомотив. Локомотив помог мне, я немного помог Локомотиву. Но сердцем я всегда в Питере. Болельщики Локомотива будут меня ругать, но я всегда говорю как есть. Мы родились в Питере, мы ленинградцы. Я выполняю свою работу и стараюсь делать это хорошо, но своим в Москве я не стану никогда.

Празднование победы Локомотива в чемпионате России? Мы с супругой полетели в Питер. Вообще не собирался, но в раздевалке это пришло в голову, я набрал Лене (она была на трибуне) и сказал: летим. Собрал вещи, поехал в аэропорт, паспорт туда привезли на такси. Не знаю почему, но мне очень захотелось провести эти приятные часы дома, в стенах Петербурга. В 11 вечера приземлились в Пулково и поехали в караоке. Именно в то, где всегда с Зенитом отмечали победы. Не знаю, почему так – взбрело в голову, и все.

Позволил себе выпить немного пива, но утром резко остановился. Я целый год вообще ничего не пил. Даже бокал вина не выпил. Когда мы 2 мая 2017 года выиграли Кубок России, я тоже выпил пива, а потом сказал супруге: "Следующий сезон мы должны закончить в тройке. Для этого я готов на все. В том числе поставить цель – целый год вообще не употреблять спиртные напитки. Ни капли". Год закончился после игры с Зенитом

Ссора с Карпиным? Что касается Спартака… А, для начала скажу: на следующий день мы с Валерой, с Валерием Георгичем помирились. Я подарил ему часы – в знак примирения. Купил в подарок. Мои он не взял бы: они слишком дешевые, хаха, – заявил Денисов. – Это был или 23-й, или 24-й тур. Зенит тогда был очень силен, и мы в команде решили: в этом чемпионате надо не проиграть ни одного матча.

Идет игра, Валера в каждом моменте начинает орать – на меня, на Семака, на Быстрова: "Че валяетесь?" Это идет, идет, идет, а в конце в наши ворота ставят пенальти. Это тот самый судья, который поставил пенальти по совокупности. В первом моменте еще было 50 на 50, второго – кажется, на Ари, который теперь с нами в Локомотиве, – вообще не было, и судья мне говорит: "Даю пенальти по совокупности двух моментов". Я – ему: "Ты вообще здоровый парень? Как можно ставить по совокупности? Пенальти или был, или не был. Был?" – "По совокупности двух моментов – был". Он ставит, и мы проигрываем 0:1.

Финальный свисток, Ари у Спартака уже сидит на скамейке. Я беру мяч – и пинаю в его сторону. Валера оборачивается и начинает орать: "Слышь ты, щенок". И началось – я пошел на Валерия Георгича, ну мы и вспылили.

Оскорбление допинг-офицеров? Все началось с того, как они со мной общались. Если бы этот контроль проходил как обычно, все было бы в порядке. Но в этот раз было катастрофически ужасно. Меня терзали два с половиной часа. Со мной говорили: "Выйди. Зайди. Подпиши. Сюда – нельзя. На тренировку – нельзя". Я терпел, терпел, терпел – вопросов нет.

Но самый пик настал, когда он зашел со мной в туалет. Так всегда делают, вопросов нет. Но он заставил меня снять штаны по колено, подтянуть футболку до груди и сам встал прямо вплотную. Я стою так минут десять: "Можете отойти?" – "Нет, я не имею права" – "Я писать хочу, но не могу. Посмотрите: у меня уже глаза красные, так хочется". Еще минут через 10 он отошел подальше, и я – пффффф. "И в чем были трудности, чтобы сразу так сделать? Проверьте: я без проводов, без сосудов, я не могу мочу подменить".

Когда мне начали оформлять документы, он спросил: "Есть претензии к нашей работе?" – "Да, есть". Мне дали бумагу, ну я и написал: "Полные дебилы". И ушел. На следующий день я написал письмо с извинениями. Я против допинга. Я за чистый футбол. Я люблю свою страну.

Переходы Халка и Витселя в Зенит? Чтобы в Зенит пришли два-три иностранца – это была моя идея. Я встречался с руководителями клуба, разговаривал со Спаллетти: "Пожалуйста, пригласите сильных футболистов". Моей мечтой было дойти до полуфинала Лиги чемпионов. Мы выиграли Кубок УЕФА, Суперкубок Европы, оставалась ЛЧ. Выиграть ее российскому клубу нереально; если какой-то президент скажет, что собирается это сделать, – это все, ку-ку. А вот в полуфинал тому Зениту было вполне по силам выйти.

Я пошел разговаривать со Спаллетти, он меня поддержал. Мы вшестером – костяк команды, фамилий называть не буду – собрались с руководителем клуба. Я говорил: "Поднимите зарплату каждому до 3,5 миллиона евро и спокойно приглашайте игроков хоть на 10, хоть на 20 миллионов".

Зенит все мы поднимали с колен. Мы выигрывали еврокубки и делали Зенит самым сильным клубом страны. В 2003 году Халк пришел бы к нам? Нет. В 2004-м? Но он пришел в тот Зенит, который мы сделали. Тогда в Зенит хотел прийти Уэсли Снайдер. Я говорил: дайте ему зарплату хоть 8 миллионов – только чтобы он пришел к нам. Но вот этот костяк должен получать больше, чем сейчас. Потому что это… правильно.

Моей самой большой ошибкой тогда было дать интервью Боре Левину, где я открыто говорил про финансы. У меня была зарплата в 2,5 миллиона евро, я очень хорошо жил в Питере. И эту зарплату стали сравнивать с доходами пенсионеров", - приводит слова Денисова "Sports.ru".

Автор: Алексей Жандаров

Вернуться к списку новостей
Новости
Футбол