Полная версия

Мамаев: "Не собирались ничего отмечать с Кокориным. Просто встретились и поехали в Москву"

25 апреля, 15:05 | футбол

Полузащитник Краснодара Павел Мамаев выступил в московском суде по поводу драк, в которых он принял участие 8 октября прошлого года вместе с нападающим Зенита Александром Кокориным.

Кокорин и Мамаев избили водителя ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталия Соловчука, а также чиновника Минпромторга Дениса Пака и генерального директора ФГУП "НАМИ" Сергея Гайсина.

"С Кокориным Александром мы знакомы 11 лет уже, мы очень близко общаемся, постоянно общаемся. Это даже не друг, а родственные отношения, ездим вместе отдыхать, когда появляется какая-то пауза. До этого момента мы не виделись, ведь Саша травму получил и был за границей, проходил реабилитацию, мы не виделись в районе года.

Предполагали ли отметить? Нет, не собирались. Просто встретились и поехали в Москву. Не было задачи что-то отпраздновать – ехали отдохнуть. У каждого были свои дела. Три выходных – это то время, когда мы можем решить свои бытовые вопросы.

Мы вышли, заказывали машину, ждали. Стояли около белого "мерседеса". Мне сказали, что Александра стояла около этой машины. Я спросил – наша машина? Говорят – нет. Я подошёл и сказал, чтобы она вышла оттуда. Потом она ругалась, ругалась, но не говорила, что случилось. В итоге она сказала, что водитель обозвал нас петухами. Я попросил рассказать, как всё было. Она села в машину, думала, что это наша машина, хотела погреться. Водитель сказал, что это не наша машина, а она сказала, что это, наверное, машина Саши или кого-то из нас. А водитель сказал, что таких петухов не возит. Я не совсем понял, почему он это сказал. К нему никакой агрессии не проявляли. Она села и села. Я её без крика забрал, никаких претензий к нему не было. Меня это высказывание "множко" огорчило.

Я спросил у Соловчука, почему он назвал петухом Кокорина. Саня мне сказал, что он сам поговорит. Я даже не влезал после этого, отошёл, но слышал весь разговор. Саша задавал вопрос – почему. Соловчук ответил, что это его личное мнение. Саша спросил, зачем он это говорит в присутствии других людей и чем оно подкреплено. Такой диалог был.

Собирались ли мы избивать его? Нет, конечно. Ситуация вспыхнула, как спичка. Мы хотели поесть, а не выяснять с кем-то отношения. Если бы у нас были какие-то намерения, мы бы вышли из «Эгоиста» и сказали всё сразу. Девушка просто села к нему, и нам стало неудобно, что она так поступила. То, что он говорил, не соответствовало тому, что я уже слышал. Я схватил и говорил, чтобы он успокоился. После того как я его взял за подбородок, он мне нанёс удар. После этого пошли все последствия. Удар был обычным, боль причинил безусловно, я не ожидал, для меня это было непонятно. Саня меня удержал, не знаю, мог бы я упасть, если бы он не держал.

Соловчук держался, как мужчина. Его слова в наш адрес были не совсем правильными, но держался он уверенно. Он меня ударил, я нанёс ему удар, но промахнулся. Побежал за ним. Подбежал, ударил его, он упал. Развернулся и продолжил наносить удары. По лицу, по телу.

Драка в кафе? Когда пришёл Пак, я не обращал внимания на него. Я услышал шум и увидел, что что-то произошло. Но всего основного я не видел. Мы вообще собирались уходить, я услышал шум, поднял глаза и увидел волнения. Я спокойно встал, не понял, что произошло сначала. Потом подбежал официант, по-моему, встал передо мной. Я просил, чтобы он мне дал выяснить, что произошло.

Я общался с Паком, спросил, что произошло. Он сказал, что его ударили. Был эмоционально взволнован, реагировал на любое движение и не мог ничего конкретного сказать. Потом узнал о конкретной причине конфликта. Ребята сказали, что он их обозвал. Все говорили. О чём? Что он обозвал. Плохими словами

Не помню, как появился Гайсин. Помню, как я его отталкивал. Там столько людей было, что невозможно было определить, кто там стоит. Что он сделал? Мы уже успокоились, стояли, разговаривали. Он меня схватил за шкирку, я нанёс удар, потому что почувствовал опасность, что он может нанести мне вред.

Ну какое хулиганство? Если бы не Гайсин, ничего бы не было. Невозможно показать, как это было, это было спонтанно, связанное с действиями в мой адрес. Я говорю только про себя. Побои я нанёс, да, удар, я извиняюсь перед ним. Но никакого сговора не было. Не было такого, что я говорил 10 минут, а потом решил похулиганить.

Думаю, все всё понимают, уже всё сказано. Каждый из нас уже всё понимает. Будем стараться, чтобы люди, которым я когда-то причинил вред, были счастливы, чтобы люди про это забыли. Что касается следствия, то я не могу это комментировать. Наша работа играть, их работа вести процесс. Я приму любое наказание. Но соизмеримость я не хочу даже комментировать, давить на жалость. Любое наказание я приму по-мужски.

Конечно, есть желание продолжить футбольную карьеру. Зависит от наказания. Если я смогу выйти и продолжить, то хочу. Это единственный мой источник дохода, чему я отдал свою жизнь. Если нет, то ничего страшного, есть другие вещи", - приводит слова Мамаева "Чемпионат".

Автор: Алексей Жандаров

Вернуться к списку новостей
Новости
Футбол